Страницы из истории всемирно известного романса

В песен, как и у людей - свои судьбы

В песен, как и у людей - свои судьбы. Некоторые из них появляются и тут же исчезают, другие - еще долго не сходят со сцены, звучат в программах радио и с экранов телевизоров, а самые любимые становятся народными песнями. В чем же кроется их успех? Зависит это от текста песни или от мелодии, или, возможно, решающую роль играет актуальность темы и потребности времени? Видимо, все это вместе является весомым и нужным. Однако когда в тексте стихотворения говорится о чем-то ласковое, задушевное, волнующее, то он рано или поздно станет песней. Так было и с известным романсом «Не спрашивай, чего у меня заплаканные глаза» Ивана Огиенко - историка, поэта, человека энциклопедических знаний, титанической трудолюбия и преданного патриота Украины.

Это был один из первых стихов молодого поэта, навеянный юношеской романтикой. Впервые он был опубликованном в киевской газете «Общественное мнение» 1906 года. И были там такие слова:
Не спрашивай, чего у меня заплаканные глаза,
Чего всегда бегу я в рощу
И брожу по темным лесам к северу,
Не спрашивай, не спрашивай, не спрашивай.
Было в этих строках столько душевной теплоты и интимной лирики, стали они народной песней. Собственно, к народному варианта песни вошла только эта первая строфа стихотворения, хотя каждая из четырех, написанных автором, заслуживала того, чтобы их пели.
Теперь трудно сказать, почему так произошло, но в литературе есть немало случаев, когда следствие результате народных переделок литературного произведения оригинальный текст или дополняется новыми строфами, или же со временем удаляется от авторского. Так случилось со стихотворением Т. Шевченко «Зачем мне черные брови», у которого, когда он стал песней, появилось новое окончания. Подобное наблюдается и в текстах стихотворений Г. Сковороды, С. Руданского, М. Старицкого, примером этого являются известные песни «Стоит гора высокая» Леонида Глебова, «Солнце низко» Ивана Котляревского или «Черные брови, карие глаза» Константина Думитрашко.
Еще большим свидетельством таких изменений является вариант популярной сейчас песни «Время рекой плывет», где одновременно использованы тексты Ивана Франко и Богдана Лепкого. Нежелательным является и явление, которое произошло со знаменитой песней-танго «Гуцулка Ксения», которая имеет два различных варианта текстов. Один из них создан автором музыки композитором Ярославом Барничем, этот текст хорошо известен в украинской диаспоре, а второй, доработанный и более известный в Украине, был создан самодеятельным композитором из Стрыйщины Романом Савицким. Это привело к тому, что сейчас исполнители поют вариант Савицкого, отмечая автором текста и музыки Ярослава Барнича.
И все же при сравнении слов стихотворения и песни «Не спрашивай, чего у меня заплаканные глаза» возникает вполне закономерный вопрос: как могло случиться, что они не совпадают? Понятно, что потребности в переработке или дополнении текста были вызваны самой его строением, где начиная со второй строфы автор допустил изменения размера и ритмики. Так, уже во второй ленте куплета вместо восьми составов есть девять, а в третьей вместо 13 - всего семь. Вот авторский текст:
Не спрашивай! .. Хоть и горячо тебя люблю
И вечно любить, милое дитя.
Только родному краю
Я отдам свободную жизнь.
Но, вместо того, чтобы искать дополнения текста для выравнивания ритмичности, недовольные исполнители пошли по пути создания совершенно иного варианта, далекого от оригинала:
Не спрашивай, чего вяну и сохну, как цветок,
Потому так искренне люблю тебя.
Ты покинул меня, сироту,
На посмешище, молва людьми.
Так же были заменены и третий, последний, куплет песни, где вместо авторского текста возник такой вариант:
Не спрашивай, потому что ничего тебе не скажу я, -
Видел ты мои слезы и печаль,
А неискренние слова и равнодушны
НЕ развеют тяжелых моих дум.
Здесь победило явление фольклоризации произведения, которое в процессе устного бытования существенно отошло от первоисточника и претерпело неоправданных изменений. В таком случае многое зависело от географии распространения песни и характера ее исполнителей. Так, в разных местностях Украины, а особенно - на Полесье и в Галиции, стали рождаться свои варианты песни. Остановить это было невозможно. И как хорошо, что это не повлияло на творчество Ивана Огиенко как поэта, а впоследствии - ученого, педагога, государственного, общественного деятеля, языковеда, литературоведа, переводчика, редактора и издателя, ректора университета в Каменце-Подольском и министра образования во времена «Директории», а в последние годы жизни - еще и православного митрополита. Даже теперь трудно сказать, в какой из этих сфер он оставил заметный след.
И все же стихотворению Огиенко «Не спрашивай, почему у меня заплаканные глаза» чрезвычайно повезло. Его, как народную песню, неоднократно помещали в различных сборниках народного творчества, периодически выходили в украинских советских издательствах, которые в примечаниях, конечно же, подавали по безымянный. Как стихотворение его опубликовывали в сборниках «Старинные украинские народные песни и романсы» (Киев, 1959) и «Украинские народные романсы» (Киев, 1961), "Песни литературного происхождения» (1978) и включали в серии сборников «Украинское народное творчество», которую на протяжении ряда лет выпускал Институт этнографии и фольклора имени М. Рыльского совместно с издательством «Наукова думка».
Один из вариантов песни «Не спрашивай, почему у меня заплаканные глаза» было напечатано в сборнике «Песни Тернопольщины» Степаном Стельмащука и Петром Мишки. Что касается творчества Ивана Огиенко, то стоит напомнить, что он оставил после себя огромную научную и художественное наследие, о которой рядовой читатель в Украине почти ничего не знает. Не исследованы этот пласт творчества и литературоведами. А он, бесспорно, - интересный, самобытный и разносторонний.
В независимой Украине вышло несколько его работ, но все-таки о нем, как о незаурядной личности, до сих пор известно очень мало. Важно отметить, что его антологию «Украинская муза» был переиздан тридцатитысячному тиражом всего в 1993 году в киевском издательстве «Обереги» вместе с основательным научным комментарием Федора Погребенника.
Кроме «Общественного мнения» и «Украинская музы» поэтические произведения Ивана Огиенко публиковались в периодической украиноязычной издании «Новое общество», в поэтических сборниках «Терновый венец» и «Развлечение». Под некоторыми стихотворениями стоит его литературный псевдоним «Иван Рулька».
Добавим, что Иван Огиенко оставил после себя огромную научную и художественное наследие, о которой рядовой читатель в Украине мало информирован. Только за десять первых лет пребывания Огиенко в Канаде в восстановленном издании «Нашей культуры» вышло 29 его работ. Среди них - «История украинского литературного языка», «Украинская церковь за время Богдана Хмельницкого», «Иконоборчество». К фундаментальным исследованиям его работ следует добавить и серию жизнеописаний о выдающихся деятелей украинского православия и цикл философских мистерий и поэтических легенд на религиозную тематику и драматических произведений. Словом, случилось так, что за пределами Украины о нем знали гораздо больше, чем в родном крае.
Следовательно, тот, кто был с народом, кто дышал с ним одним воздухом в унисон, - с народом будет навечно, но к сожалению, и Иван Огиенко все еще не в полной мере занял подобающее ему место в пантеоне национальной славы. Советская бюрократия сделала все, чтобы скомпрометировать его славное имя, а нынешней власти он все еще ни по вкусу, ни к времени.
Впервые в советские времена песню «Не спрашивай, почему у меня заплаканные глаза» с нотами был помещен во втором томе издания «Украинские народные песни», подготовленном к печати Институтом искусствоведения, фольклора и этнографии АН УССР и опубликованы в 1955 году издательством «Искусство». К сожалению, составители этого издания С. Василенко и М. Гордейчук не указали ни автора песни, ни первоисточника, откуда она была взята.
У украинского народа есть немало песен-романсов, которые получили всеобщее признание. В частности, это - «Смотрю я на небо» Владислава Зарембы, «Ночь которая, Господи, месячная, звездная» Михаила Старицкого, уже упомянутая «Гуцулка Ксения» и «Ох, соловей» Ярослава Барнича, «Красные маки» Ивана Недильского, «Маричка »(слова Михаила Ткача, музыка Степана Сабадаша),« Соловьиный романс »Анатолия Кос-Анатольского,« Нарисуй мне ночь »Мирослава Скорика,« Я снова тебе »на слова Анны Чубач и« Кто не пришел в вечернее время »(слова Александра Олеся) Богдана Весоловского, ряд произведений Степана Гуминиловича тому подобное.
Стоит заметить, что в последние десятилетия происходит ренессанс современного украинского романса, а с ним оживает и бриллиант Ивана Огиенко, который и теперь так прекрасно выполняют в Украине Мария Стефюк, Кристина Чабан, Ольга Чубарева, Олег Скрипка, группа «Океан Эльзы», дуэт в составе Ирины Семененко и Ангелины Швеи и пианист Константин Виленский. Звучит он и в фильме «Гроза над полями» (режиссер Ю. Лысенко). Любит петь его и студенческая молодежь.
Так сложилась судьба одного из ранних юношеских стихов Ивана Огиенко, что в течение более чем 70 лет диктатуры пролетариата он использовался в народе как «песня литературного происхождения неизвестного автора».
Иван Огиенко (митрополит Илларион) умер 29 марта 1972-го, на 91-м году жизни, и похоронен на кладбище Глен-Иден в Виннипеге. Кстати, когда его хоронили, то бросили в могилу горсть земли из родного Брусилова и не забыли спеть строки из его поэзии, которые дали начало рождению бессмертной песни. И теперь, когда мы слышим в концертных залах, в эфире радио и телевидения его «Не спрашивай, чего у меня заплаканные глаза», то снова и снова слова и замечательная мелодия песни проникают нам в душу и касаются самых сокровенных струн нашего сердца.

Анатолий Житкевич

В чем же кроется их успех?
Зависит это от текста песни или от мелодии, или, возможно, решающую роль играет актуальность темы и потребности времени?
И все же при сравнении слов стихотворения и песни «Не спрашивай, чего у меня заплаканные глаза» возникает вполне закономерный вопрос: как могло случиться, что они не совпадают?